Здорова днявали!

Доброго времени суток!
Меня зовут Анатолий Евлашкин, я же KazakTMO в Живом Журнале. Время старого блога прошло и с сегодняшнего дня я буду делиться с вами только казачьими новостями, как нашей общины, так и новостями других казачьих общин России и зарубежья.

Съезд казаков-воинов «Волчья сотня».

Оригинал взят у terskiykazak в Съезд казаков-воинов «Волчья сотня».

17-го октября 2015-го года в городе Минеральные Воды собрались казаки. Не ряженые кизяки, которые так любят громкие звания и медальки. Не переодетые в черкески милиционеры, которые не прошли переаттестацию, но хотят получать от государства зарплату. Не потерявшиеся по жизни мужички, которым некуда прислониться и они вошли в какое-то войско или общину. Собрались настоящие казаки, воины, прошедшие не через одну войну. Чечня. Приднестровье, Таджикистан, Осетия, Абхазия, Крым, Донецк и Луганск. Это только некоторые регионы, где отметились казаки. Все свои и по зову казачьего генерала Игоря Леонидовича Срибного, имя которого хорошо известно на Кубани, на Дону и Тереке, в Минеральные Воды приехали воины Терской Волчьей сотни, Кубанской Волчьей сотни, Чигринской сотни, а так же атаманы из Владикавказа, нескольких терских станиц и наши братья из Донецка.Read more...Collapse )

Быт, обычаи, обряды донских казаков

http://www.rnd-sale.ru/byt-obychai-obryady-donskix-kazakov/

Новый год для традиционного человека один из самых «опасных» моментов годового круга. Нашим предкам он представлялся как перерыв, своего рода «остановка времени», когда только согласованность ритуальных действий способна воздействовать на природу, обеспечивая незыблемость её процессов. Основные циклы зимних обрядов приурочивали к святкам — зимнему солнцестоянию, длившемуся от Рождества Христова до Крещения (то есть с 7 по 19 января).

В ряде донских станиц существовал весьма специфический рождественский обряд «бабья каша» — гулянье молодых казачек у повитухи, традиционно проходившее на второй день Рождества. К повитухе Собирались только те казачки, у которых она в свое время принимала роды. Бабка-повитуха варила кашу, накрывала праздничный стол и угощала своих подопечных. Угощение сопровождалось со стороны приглашённых небольшими подарками — если говорить современным языком, из числа традиционных женских аксессуаров (например, головной платок). В этом старинном обряде проявлялось сакраментальное отношение казачек к таинству родства. Они совершали заговор против «тёмных сил», выказывая благодарность человеку, оказавшему неоценимую помощь в появлении на свет желанных детей.

Для казачек это была довольно редкая по тем временам «дружеская вечеринка», на которую мужчины не допускались. Такой заговор можно назвать заговором благодарения за успешное прошлое и одновременно надеждой на будущее.

Во время рождественских гаданий казачки стремились узнать: а далеко ли живут их суженые?! Расстояние они определяли во время гадания по людскому шуму или по лаю собак.

Не менее важным было желание угадать, какого именно избранника уготовила им судьба. Для этого девушки ночью, страшась и крадучись, выходили во двор куреня и наугад выбирали в тыну (деревянном заборе, плетне) кол и быстро перевязывали его лентой. Утром проверяли свою удачу. Если кол оказывался с корой, то считалось: будущий муж будет богатым. Если же без коры — бедным. Молодые казачки искренне верили в приговор судьбы.

В некоторых станицах было принято выбирать колья в тыну исключительно по счёту, например, девятый и двадцать седьмой. Значение такого выбора было тем же.

Вера в заговор подвигала девушек на совершение и других ритуальных действий. В поисках желанного счастья в рождественскую ночь они ловили овец в закутках (помещениях для скота), веря, что красавец баран принесёт удачу, овца же сулит оставаться в новом году в девицах. На интерес также вырывали шерсть у овец, а потом на свету проверяли, какого она цвета. Если чёрная — жених будет чернявый, если белая — суженый будет блондином. Существовали и другие гадания. Святочный период считался благоприятным для гаданий. Дело в том, что он — один из самых критичных моментов года. Солнце не грело, казакам становилось неуютно. Всё вокруг — земля, вода, небо — было сковано морозами. Священное для казаков светило как бы застывало в раздумье: уйти совсем из мира или вернуться? За его возвращение и шла обрядовая «борьба». В новогоднюю ночь компании молодых людей станиц и хуторов наряжались в костюмы и маски. Ритуальные действия совершались в домах станичников. Заходя в казачий курень, молодые люди исполняли песни-щедровки — заговоры-пожелания всех благ в Новом году. Чтобы такой заговор был действенным, они переодевались в простенькие костюмы. Молодые казаки стремились как бы отречься от всего «нечистого», преподнося в его образе станичникам добрые пожелания.

На Дону был распространён обычай в крещенский вечер рисовать мелом или копотью свечей кресты на окнах и дверях, чтобы черти не поселились в доме.

С целью рождения сына — продолжателя рода, будущего воина и владельца земельного пая, — над кроватью у изголовья роженицы донцы вешали ружьё и шашку. Кроме того, нередко вместо подушки ей клали седло боевого коня, или под подушку подкладывали счастливую пулю. Казачки стойко претерпевали эти неудобства ради появления наследника.

От рождения до годовщины соблюдались обряды, символизировавшие принятие ребёнка в казачью общину. Интересен обряд посвящения в казаки. Едва дождавшись первого зуба, отец сажал сына на коня, привязывал к поясу шашку и впервые подрезал чуб. Мотив волоса в мифологии — это мотив женщины, поэтому подрезание чуба подчёркивало мужскую сущность мальчика, его символический отрыв от материнской природы, его будущий статус воина-казака.

Донцы стремились к тому, чтобы их жилище охраняли добрые силы. Сам курень и верхи (чердак) закреплялись за Домовым, а двор и низы (печка, фундамент — за Змеёй. Отличие этих домашних покровителей заключалось в том, что змея навечно как бы была прикреплена к конкретному дому и двору и оставалась в нём даже тогда, когда хозяева покидали жилище. Домового при помощи особого ритуала переносили на новое место жительства.

Казаки считали, что домовой покровительствует семье и поэтому вместе с ней должен перебираться на новое место. Напротив, змея обеспечивает благо семьи в данном месте. Её основные функции реализуются в следующих попечительских действиях: наделять богатством, удачей, защищать от болезней, стихий, оказывать покровительство в хозяйстве.

Этнографический колорит донского заговора передают сохранившиеся тексты, которые приводим в оригинальной транскрипции, отражающей особенности донского говора. В станице Вёшенской существовали в казачьей среде следующие заговоры «от крови»:

«На рике Иардане, на остраве Буаяни стаяла бярёза кверху карен‘йями, на йетай бярёзи сидела дева Анна, дяржала иглу буловую, зас‘тягала нитку шалко‘вую, зашывала рану крававую. Игла вырывалас’ — крёф’ унималас’».

«Хто ф пятницу и васкрисен’йю хлеп пячёт’, у таво алая кроф’ тячёт. А у рабы божьей (имя) няхай ня тячёт».

У казаков существовали свои так называемые заговорённые места, реальные и вымышленные, где они могли «излечиться» от недугов. Среди таких мест были море-океан и остров Буян. В хуторе Вяжа Кашарского района Ростовской области существовал такой заговор: «На мори-акияни, на острави Буяни — там стаит’ владычица дева, держыт’ ф свайих руках острый меч, штобы атсеч’ сибирку и камчух, балячую, вадяную, глазную…».

Донские заговоры позволяют реконструировать представления казаков о магии числа. В них используется приём счёта от большего к одному. Причём счёт идёт от сакрально отмеченных чисел: «ад дивяти восимь, ат васьми семь, ат од-наво — ни асталась ни аднаво».

«Грысь-грызище, у тебе есть зубище, у табе шесть — у мяне семь, я не табе съем, съем, съем» — «от грыжи». «Один девять, два десять … восемь, девять, десять, помоги…» — от грудницы.

Главной христианской помощницей на Дону является Богородица, имеющая в текстах донских заговоров множество вариантов имени: Пресвятая Матушка Богородица, мать Божья Пресвятая Богородица, царица Небесная, Пречистая Христова Божья Матерь, Матушка Божья, Матерь Мария, Всепятая мати.

Возьмём, к примеру, заговор, сохранившийся у казаков в хуторе Сетраки Чертковского района: «На море-океане, на высоком кургане стояла хатка. В этой хатке стояла золотая стульца, на этой стульце сидела Матушка Божия, сидела, читала и вычитывала рабе божьей (имя) от дневного, от ночного глаза. Сохрани, господи, и укрой от лихого человека. Во веки веков, аминь, аминь, аминь! Не сама я лечу, Матерь Пресвятую Богородицу прошу. Аминь, аминь, аминь!»

У казаков было принято в трудные минуты жизни обращаться к волшебной силе воды донских рек, которые они почитали с особой тщательностью. Например, в заговоре хутора Золотарёвка Семикаракорского района приводится обращение к донским рекам: «Во имя отца и сына. Дон Иванович, Бузулук Сарафонтович, Медведица Карловна. Все реки столбовые, наполненные, бегут они сверху донизу, обмывают ветви, коренья, крутые берега, жёлтые песка. Обмойте печаль-тоску с его рук, с ног, с буйной головушки, с его ретивого сердца. Во имя отца и сына. Аминь!».

Александр Павлович Скорик
Татьяна Викторовна Панкова-Козочкина инфо

Казачьи игры в станице Горячеводской

Оригинал взят у terskiykazak в Казачьи игры в станице Горячеводской

На прошедшей неделе в станице Горячеводской прошли соревнования по стрельбе из лука и пейнтболу, которые стали продолжением празднования 190-летия станицы. Фотограф Александр Лузнецов.Read more...Collapse )

Владимир Казмин. И сердце разрывается болью...

Оригинал взят у elena_sem в Владимир Казмин. И сердце разрывается болью...
http://img12.nnm.me/d/9/9/3/a/6b9a7ffde4d4908fc3a0f2a51c4.jpg

Русские под прицелом

Луганск, июль 2014 год. Я проснулся под гул канонады, знакомые мне с афганской юности характерные залпы 152-х миллиметровых гаубиц и 120-х миллиметровых минометов разбудили ранним утром мирный город-труженик Луганск. Областной центр, почти с полумиллионным населением, окружен батальонами нацгвардии и головорезов правого сектора, наемниками и украинскими войсками. Началось осуществление порошенковского плана "Б", началась новая фаза так называемой "антитеррористической операции" по уничтожению собственного народа. Уже погибли сотни мирных граждан в многострадальном Донбассе, уже ударил по центру Луганска, по площади Героев Великой Отечественной войны, штурмовик СУ-25. Погибло 13 человек, десятки изуродованных раненых упали к мраморным плитам солдат Великой Победы над фашизмом и содрогнулись кости воинов от снарядов украинских неофашистов. Упал сраженный осколком реактивного снаряда мой боевой, афганский товарищ Саша Гизай, который выходил в это время из здания Луганской областной администрации. Если Александр Гизай террорист и сепаратист, то тогда все мы почти восемь миллионов жителей Донбасса также террористы и бандиты. Женщина с перебитыми ногами, которая прогуливалась в сквере со своим внуком и попала под авианалет - "опасная террористка", министр здравоохранения Луганской народной республики также "террористка", и десятки пострадавших от руки палача в погонах украинских ВВС в тот день были несомненно "террористами", они только и думали о том, как бы навредить "незалежной", думали как бы разорвать страну, которая была создана искусственно, благодаря товарищам Ленину, Сталину и Хрущеву, из лоскутков бывших европейских империй. Но развал Украины, того уникального пространства, что досталось после беловежского сговора и развала великого Советского Союза горе политикам, которые правили этой огромной территорией более двадцати лет, начался не в Луганске, Славянске, Крамоторске и Донецке, и даже не в Крыму, этот развал начался с разрушением фундаментальных понятий идентичности украинского народа, как части славянского, русского мира. Корни этого развала, по моему мнению, лежат далеко в глубине истории прошлых веков, две мировые войны в двадцатом веке черным пологом накрывали плодородные земли Украины, и борьба шла за эту территорию не на жизнь, а на смерть. Постепенно вытесняя русских из западных областей Украины насильственно вырывая с корнем веру православную и родной язык, лютые враги русского мира не чурались самыми подлыми и низменными методами выжигания всего русского, так было сто лет назад в Первую мировую. Вот что пишет об этом известный украинский публицист и писатель Олесь Бузина в статье "Забытый геноцид русских на Украине"

Read more...Collapse )

Благосостояние донцов перед революциями 1917 года.

Оригинал взят у karabai96 в Благосостояние донцов перед революциями 1917 года.


Для начала стоит напомнить, что представляло собой донское войско в начале 20 века. Само Донское войско, считалось самым крупным и самым старым среди всех существующих 11 войск. Однако самого казачьего населения, в нем было, всего 42%. При этом, этим самым 42% принадлежало, 80% всех пахотных земель Донской области, не считая запасных войсковых земель, сдаваемых в аренду, конезаводчикам. При этом из 1976894 десятин войсковых запасных земель, сдавалось в аренду 705531 десятин войсковых запасных земель. Земли казачьих офицеров и чиновников составляли 476791 десятин, станичные земли из котрых каждому казаку нарезался пай составляли 9627263 десятин. Эта земля распределялась между казачьими станицами (186 станиц). Большой запас станичных земель позволял казакам отселяться на "выселки", в хутора. Всего на Дону было зарегистрировано, 238511 казачьих крестьянских хозяйств. Из них, на "положении отсутствующих" числилось 22639 хозяйств. Это были хозяйства оставленные казаками, которые с разрешения войскового начальства, покидали земли войска, для службы в полиции, жандармерии, стражниками, объездчиками полей в крупные латифундии, а также нанявшимися во временные сезонные работы, включая фабрики и заводы. Но если брать статистику, по сравнению с обычными армейскими частями, то "пролетарского" элемента в Донском войске, было примерно в 10 раз меньше нежели в целом по армии. Средний земельный надел, на одного казака составлял 25, 4 десятины, при этом удобных земель, как правило приходилось не более 10,43 десятины, казаки калмыки имели земли по 35,67 десятин в основном в виде пастбищь. При этом реальные наделы, на одного казака, составляли иногда и меньше к примеру в станице Елизаветинской средний надел сставлял 6,73 га, Каменской 6,43, в Калитвенской 5,05 десятин. Общий недостаток земли на одного мужчину составлял 1,93 десятин. Еще хуже была ситуация на Хопре, где при общей малопродуктивности земель, средний надел не превышал, 4 десятины. В !900 году военный министр Куропаткин, доносил царю, "Если не будут приняты меры, то донское казачество скоро окажется не в силах выполнять лежащие на нем обязонности ... Надо беречь Донскую область и не нарушать славного донского казачества". Военный министр высказался за необходимость выдавать пособие в 100 рублей ( это примерно два месячных жалования прапорщика или цена хорошего строевого коня), каждому казаку выходящему на службу с конем. При этом Куропаткин указывал, что "казачество недостаточно умело и энергично пользуется выпавшим на его долю добром". Также указывалось на падение продуктивности казачьих земель и на то что, "лошадь казака во многих случаях уже не может нести службу". В целях исправления экономического положения донских казаков было образовано "Особое совещание о нуждах сельского хозяйства", были образованы окружные комитеты. При этом воинская повинность казаков,была в три раза, тяжелее остального населения империи. Для примера можно сказать, что коренные вороронежские крестьяне, имели земельный надел в среднем в размере 16 десятин, находясь зачастую в лучших природно - климатических условиях чем к примеру казачье население Хопра и Медведицы. В среднем, мужское население воронежского края привлекалось на службу в размере 21%, мужского населения, тогда когда их соседи донцы несли воинскую повинность в размере 74,5% мужского населения Донской области. Всего только за 1901 год, из казны в качестве арендной платы за пользование задонскими степями, из казны было выделено 358 тыс. рублей и 230 тыс. было выделено "по монаршей милости". Все эти средства были израсходованы на выплату пособий казакам, при выходе на службу с конем. При этом возникла острая недостача строевых лошадей и станицы выстроились в очередь, за пополнением конского состава. В связи с этим, на казаков была возложена "кобылья повинность", когда кажды казак был обязан содержать в станичном табуне матку. Однако жеребцов поставлялось больше чем кобыл и 4-5 казакам приходилось содержать одну матку. В докладе по Хоперскому округу говорилось, "При теперешнем обеднении казаков, когда 58% из них не имеет достаточного количества скота для обработки земли, обязательное отвлечение маток на весь летний период, наносит существенный ущерб казачьему хозяйству". Если положение 1835 года, закрепляло нормальный казачий пай в 30 десятин, то положение 1904 года, сануционировало нормальный пай в 12 десятин. В некоторых станицах, например в Пятиизбянской он сократился до 4 десятин. Самыми бедными оказались, Хоперский, Усть - Медведицкий, Второй и Первый Донские округа. Аренда земли, тоже выходила недешево и находилась эта земля за 30 а тои за 50 верст, при цене аренды от пяти до восьми рублей в год, за десятину. На 1900 год, на каждую казачью семью ( в среднем пять душ, обеего пола) приходилась одна пара волов и одна строевая лошадь, которую нельзя было ставить в тяжелую работу. Когда начались волнения Первой руской революции, правительство в 1906 году было вынуждено выдать 7,5 млн. рублей для поддержки хозяйств казаков, которые несли службу внутри государства поддерживая внутренний порядок. Реально было выплачено 5,5 млн, дополнительно к этому каждому казаку 3-й очереди, было выплачено по 200 рублей, от казны и по 75 рублей из войсковых сумм. Экономическое положение казаков верховыхстаниц стало сравниваться с экономическим положением коренных донскх крестьян, которые в количестве 878330 душ, проживали в Таганрогском, Ростовском, Черкасском и Донецких округах.
При этом исследователи экономического положения донских казаков, отмечали и тот факт, что зажиточные казаки, были намного богаче зажиточных крестьян средней России, и имели в пользовании ( за счет аренды), по нескольку сот десятин земли, использовали новейшие формы обработки земли, в виде использования сельхоз машин и также промышленную переработку сельхоз.продукции. В основном эти хозяйства располагались в нижнедонских станицах, котрые прилегали к землям войскового запаса. Но в основной своей массе, казачье хозяйство было "середняцкого" типа. По оценке большевиков, "середняк Южной России, больше походил на кулака Средней России". При всех тяготах казачьей жизни казаки не торопились покидать казачье сословие, так в 1916 году, казачье сословие покинули 408 человек. из них по приговорам станичных судов 26 человек, в связи со вступлением в брак, и переходом в другое сословие 379 женщин казачек. Выход на шахты и на фабричные работы тоже был не велик, всего 0,5% от всего казачьего населения. Тем не менее, в общем и целом, казачье хозяйство уже не могло давать полноценной поддержки казаку выходящему на службу. Понимая это рескриптом от 1 апреля 1916 года, были установленны следующие пособия. Для льготных казаков 2-й очереди, конным казакам 200 рублей, пешим казакам 50 рублей пособия. Молодым казакам, младших возрастов строевого разряда, и льготным казакам 3-й очереди, конным - 300 рублей, пешим 100 рублей. В период боевых дествий за утраченную лошадь полагалось возмещение от 260 до 275 рублей.
Тем не менее тяготы несения военной службы привели к тому, что на 1917 год, 9% казачьих хозяйств, были без вского скота, 16% без рабочего скота и коров, и 26% хозяйств не имели своего инвентаря для обработки земли. 18% не имело никаких посевов, а у иногородних эта цифра достигала 50%. В большей части это были хозяйства вдов оставшихся без мужей и мужской поддержки родни.
При этом во владении 143 старшинских семей, находилось 750 тыс.десятин земли. При этом применение отсталых агротехнологий, тоже давало себя знать, к примеру в Прибалтийских губерниях, урожайность овса, составляла 200 пудов с десятины, тогда как, в Донской области только 50 пудов.
К началу 20 века, сочетание несения воинской службы, в течении всего трудоспособного возраста, вступилов непримиримое противоречие с надобностью вести эффективное хозяйствование на своей земле. Известно, что земледелец привязанный с своему наделу плохой воин и в то же время воин, занятый всю свою жизнь службой и воинским делом, плохой земледелец. Донские полки, включенные в состав кавалерийских дивизий, четвертыми полками, это уже фактическая кавалерия, снаряжаемая за счет государства. Утрачивается сам смысл иррегулярной службы, в первую очередь из-за массовости казачьих войск. Тем не менее для государства остается выгодной практически пожизненная воинская повинность казака, с его привязкой к территории и собственному хозяйству. Донское казачество хотя и было более зажиточным, по сравнению с крестьянством остальной России, все же не избежало социально - экономической деформации, за счет изменившихся экономических реалий.
Тем не менее стоит отметить что, государство в лице царского правительства, высоко оценивало роль казачества в общественно - политической жизни империи, и в деле обеспечения её безопатсности от врага внешнего и внутреннего. При всех тяготах несения службы, казаки были и оставались привелигированным сословием, и государство предпринимало все меры для сохранения казаков как военно - служилого сословия. Но без помощи государства, донские казаки уже не могли существовать в прежней исторической роли. О чем стоит помнить и на сегодняшний день.